Инна Григорьевна чувствовала…

Инна Григорьевна чувствовала себя нехорошо, под глазами образовались тёмные круги, мучила бессонница, часто болела голова. Это заметила подруга, Маргарита Павловна и потащила больную ко врачу. Многочисленные анализы и обследования никакой патологии не выявили, а врач посоветовала обратиться к психологу. Психологам Инна Григорьевна не доверяла, правда сама не знала, почему. Но подруга была настойчива и даже специалиста сама нашла.
Психолог, Юрий Николаевич начал с того, что поинтересовался, чем пенсионерка Инна Григорьевна занимается. Оказалось, что главным развлечением дамы был телевизор, а особенно передачи по каналу Рен ТВ. — Чем вас так этот канал привлекает? – спросил Юрий Николаевич.
-— Там много полезного и познавательного показывают.
— Расскажите последнее из познавательного.
— О вреде пластика. Оказывается в нашем организме скапливается пластик и происходят мутации.
— Допустим. И что с этим предлагается делать?
— Ничего. Просто скоро всюду будет пластик и не известно, чем это кончится.
— Да уж, очень познавательно, а особенно – полезно!
А не кажется ли вам, Инна Григорьевна, что смысла в этой информации нет. Вот вы узнали и что? Вам стало легче жить? Или у вас есть какой-то план действий?
— Нет.
— Ну вот, вы только в уныние впали и всё. Давайте договоримся так: вы не смотрите телевизор месяц, а потом приходите ко мне. Считайте, что я выписал вам рецепт.
Первые три дня Инна Григорьевна страдала, как наркоман, лишившийся дозы. Так и хотелось включить Рен ТВ и принять порцию страшилок. Но дама была дисциплинированной и рекомендацию психолога не нарушала. Через месяц Инну Григорьевну было не узнать: синяки из под глаз исчезли, сон нормализовался и голова болеть перестала.
Юрий Николаевич сказал: — Ну вот другое дело. Не знаю уж как там пластик влияет, а вот телевизор и плохие новости влияют точно. Вот вы в течение месяца питались по прежнему, а выглядате и чувствуете себя гораздо лучше. Так стоит ли думать о том, чего вы не можете изменить? А вот смотреть, слушать, воспринимать или нет – в вашей власти.
Кстати, так как без телевизора освободилось много времени, Инна Григорьевна увлеклась прогулками. Она посетила много музеев, парков, а ещё записалась на курсы бисероплетения и научилась делать красивые вещицы. Несколько из них у неё купила Маргарита Павловна. Конечно, Инна Григорьевна хотела подруге поделки подарить, но та наотрез отказалась. Видимо, хотела простимулировать автора работ. Всё-таки хорошо, когда друзья – не равнодушные люди. Если бы не подруга, Инна Григорьевна до сих пор смотрела бы передачи про безысходность и ужасы, но теперь было не до того: бисерные изделия помаленьку продавались, благодаря сарафанному радио. — Да и фиг с ним, с пластиком! – думала Инна Григорьевна. Она чувствовала себя молодой и энергичной дамой. — Может быть это мутация? Хорошая мутация, надо сказать! – решила Инна Григорьевна и засела за изготовление новой бисерной поэмы.
(Наталия Варская. “Мутация”. Бытовая ироническая проза).


О том, каков…

О том, каков он, вкус свободы, Я долго не подозревал, Но сразу же после развода, Вздохнул и крылья размотал. Сначала отмечал с друзьями, Потом с какими-то людьми, Не помню точно, вроде в бане. Кричал: “Весна, меня прими!” Искал сугробы.Чуть не прыгнул, Чуть не расстался с головой, Ведь снег растаял. Вот обидно, Сугробов нет нигде весной. […]


Мне спешка вовсе…

Мне спешка вовсе не к лицу, Она к лицу лишь подлецу. Любой подлец всегда спешит, Перед глазами мельтешит. Он очень хочет всё успеть: Купить, продать, отжать, спереть, А у меня другой подход, Философ я на этот счёт. То что моё – всегда со мной, По крайней мере дом родной, А также мыслей мерный стук. Спешить […]


Виктор открыл глаза,…

Виктор открыл глаза, в комнате было светло, а часы показывали полдень. — Как хорошо, что я нигде не работаю! — подумал он. Виктор сладко потянулся, свесив ноги со своей четырёхспальной кровати, надел мягкие тапочки и пошёл в ванную комнату, отделанную мрамором и зеркалами. Там он долго плескался в пушистой пене с запахом альпийских лугов, а […]


Меня достали с…

Меня достали с истиной простой, Что если борода, так Лев Толстой. Не Лев я, а Ильин Иван Кузьмич, Толстым своим ты в морду мне не тычь! Несу я сапоги из мастерской, Обычный я, вполне себе мирской. “Война и мир” не только не писал, А даже, извините, не читал. Сегодня у народа выходной, И я иду […]


О, сколько их,…

О, сколько их, лимонов милых Погибло в чуждых им чаях! Давили их, и что есть силы Топили в мерзких коньяках. Безжалостно их терли в тесто, Душили сахарным песком. Да, люди – звери! В знак протеста Пойду, забудусь с вискарьком. (Наталия Варская).


Если ты обычный…

Если ты обычный малый, Притворяйся необычным: Типа, ты читаешь Лорку, Любишь оперу и джаз. Все девчонки скажут : “Вау! Этот парень — симпатичный! Надо с ним скорее в койку! Парень просто высший класс!” (Наталия Варская. Вредный совет).


Leave a Reply